Вспоминают друзья и коллеги

Умида Ахмедова, Ташкент, 15.03.2017

В фотоклубе "Панорама" на улице Хорезмской, напротив министерства энергетики , в двухэтажном деревянном доме, мы собирались по субботам. В одну из суббот Миша Штейн представил новичка в клубе. Помню до сих пор черно-белую фотографию из Бухары. У Штейна был особенный нюх на таланты. "Знакомитесь, Анатолий Рахимбаев" -сказал тогда он. Сейчас, оглядываясь назад, вспоминаю каждую деталь из фотографической жизни Ташкента начиная с восьмидесятых и начала "нулевых" . Выставки , вступление в Академию Художеств в марте 2000 года. В конце восьмидесятых я "выпала" из фотографической жизни (снимала кино, рожала детей-)) . Но знала, что Толик был одним из первых кто снимал трагедию Арала. Потом стали многие снимать кладбище кораблей. Клуба не стало, но мы периодически приходили к Штейну, помню я возвращалась к фотографии уже в цвете, пришла с альбомчиком к Штейну, там сидел Толик со своими фотографиями из Арала. Я была в шоке! Помню каждый кадр из этой серии. Я не стала показывать свои .... Много можно писать о времени и о нас и о роли Анатолия Рахимбаева в узбекской фотографии. Но мы всё "пропускаем" через себя.... В 2004 году в рамках фестиваля "Интерпессфото России" я проводила презентацию в зале ЦДХ в Москве. Очень волновалась, суббота, утро, да кто придёт... И вдруг вижу Толик всей семьёй! Какая поддержка! Он заступался за меня, отвечал на вопросы. Никогда не забуду. Знала ли я, что вижу моего коллегу и товарища в последний раз....

Правильно его дочь написала: " Для нас он останется 48 летним!" . А для меня он останется тем Анатолием Рахимбаевым, каким представил нам Миша Штейн тогда.

Сегодня Толику 60 лет! Помним! Любим!


Владислав Вовк, ИД "СК Пресс"

Еще недавно жил рядом с нами один прекрасный человек, в некоторых сердцах он до сих пор живет, и будет жить там вечно. Звали его Анатолий Рахимбаев. Ему было всего 48, когда он умер из-за врачебной ошибки, я бы даже сказал халатности, которая, к сожалению, в нашей стране далеко не редкость. В прошлом Анатолий был геологом, жил и работал в Узбекистане, где стал известным фотографом. Его фотографии получали призы на всевозможных конкурсах, в том числе и международных, где особое внимания заслужила серия работ посвященных Аральскому морю (настоятельно рекомендуется к просмотру, такое уже никому не дадут снять). В 2002 году Анатолий переехал в Россию, где работал фотокорреспондентом и сотрудничал со многими популярными изданиями. В 2005 он ушел в мир иной.

Я не был лично с ним знаком, не был знаком с его детьми, все выше сказанное я узнал совсем недавно, как и то, что у нас в редакции работает фотографом его жена, которая однажды подошла ко мне и рассказала, что старый сайт с фото-работами ее мужа загадили спамеры, развивать и поддерживать его невозможно, и спросила, не могу ли я сделать новый сайт. Я, конечно же, ответил что могу, но когда с загрузкой станет полегче. Спустя какое-то время я посмотрел работы Анатолия, почитал про него и понял, что я просто обязан сделать этот сайт, причем абсолютно бесплатно. Так я и сделал этот сайт.

От денег я отказался, мне слишком близко чувство потери отца, да и человек он был хороший, мудрый человек, добрый, чтоб понять это, совсем необязательно быть лично знакомым, все это с легкостью читается в его глазах, да и слова коллег тому в подтверждение. А еще я считаю, что каждый труд должен обязательно награждаться, но иногда очень важно делать благородные поступки и выполнять работу ради добра, абсолютно бесплатно, просто взять и подарить, сделать людям приятное, это позволяет оставаться истинно человечным, иначе воспринимать свое дело и знать, что когда тебя «там» спросят, у тебя будет что ответить. Это тоже награда за труд, только не материальная, такое не купишь.

Посмотрите его работы, они и вам о многом расскажут


30/03/2012 Журналист Дмитрий Соколов-Митрич написал сегодня в своём блоге

"Этого человека зовут Анатолий Рахимбаев. Совсем недавно мы его похоронили. Очень простая и очень неудачная операция. Сегодня мне напомнили, что совсем недавно - это ровно 7 лет назад.
Анатолий был очень крутым фотографом, но это не важно. Потому что он был из тех редких людей, чья профессия меркнет перед тем, какими они были людьми. Это один из самых добрых людей, которых я встречал в своей жизни. Возможно, самый добрый.
Ищите вокруг себя добрых людей. Остальное не важно".

Каждый год 30 марта мы собираемся вместе, готовим плов, смотрим фотографии и вспоминаем Толика.

Шкала чувствительности

«Родная газета» № 13/2005 от 8-14 апреля

«В минувшие выходные мы скорбили. Умер наш товарищ. Замечательный фоторепортер Толя Рахимбаев. Мы вместе долго работали в «Известиях». Толя был Человеком. С Большой буквы.

Он по-настоящему любил жизнь. Потому что любил людей. Семью. Коллег. Героев своих фоторепортажей, многие из которых все же должны вызывать обратное чувство.

Ему было 48 лет. После очередной командировки он пошел на плановую операцию. Через неделю обещал «вернуться в строй». Не вернулся...

Сейчас ясно, что главной причиной его смерти стало отсутствие этой самой любви к человеку. У других. Впрочем, тоже профессионалов.

После операции Толя начал жаловаться на сильные боли в сердце. Дежурная медсестра сделала кардиограмму. Которая, как часто бывает, ничего опасного не показала. Медсестра стандартно, как заведено в наших больницах, подбадривала: «Перестаньте дурить, всем после операции больно».

Почти двенадцать часов Толя на глазах жены и детей угасал. По-мужски терпел боль. Медики не реагировали: дескать, явление обычное — пациент может так чувствовать себя после наркоза. Могут напоминать о себе и другие болячки.

И хватились только тогда, когда уже было поздно. Когда человека уже нельзя вернуть. В графе «причина смерти» им пришлось ставить диагноз: послеоперационный инфаркт.

Толины друзья-врачи рассказали, что на кардиографе, как и на большинстве приборов, есть, если популярно объяснять, «шкала чувствительности». Сначала снимают стандартные показания. Но, часто случается, стандартный режим не выявляет причину обострения. И тогда опытные врачи прибор переводят в другую, более чувствительную к симптомам шкалу. Если бы в случае с Толей после стандартного замера провели еще и дополнительное (более «глубокое») измерение, скорее всего, инфаркт обнаружили бы. И начали делать то, что в таких случаях положено. Спасать человека.

И, скорее всего, спасли бы. Но шкалу не перевели.

Мы можем провести свое расследование. И чиновники, скорее всего, «примут меры». Уволят, например, дежурного врача. Или дежурную медсестру, снимавшую показания с кардиометра. Но на следующий день на это место примут других. Не факт, что других по сути.

Парадокс конкретной «врачебной ошибки» в том, что медсестре, скорее всего, некогда было и подумать о злополучной «шкале». И сейчас она точно по-настоящему, по-бабьи где-то ревет. Ей трудно жить...

Потому что, скорее всего, приходится подрабатывать в двух или трех местах, чтобы получить возможность выжить в столице — одном из мировых лидеров по уровню цинизма и цен. Где человеку работающему отдают меньше рассчитанного времени специалистами прожиточного минимума. Где очень многие, от дворника до чиновника мэрии, заняты ежедневным поиском средств к существованию.

И где уже попросту некогда даже подумать, что «шкалу» каким-то образом нужно срочно менять. Ведь ее давно уже зашкалило. Только в сторону нуля.

Наша «шкала чувствительности» очень быстро по вселенским меркам превратилась в мину. Вот-вот рванет. Тогда мало не покажется. Никому.

На конечный результат часто никакими деньгами (или принадлежностью к элите) не повлияешь. Не удается спрятаться ни за глухим забором особняка, ни в доставшейся на халяву нефтяной трубе. Снимать же показания с прибора у всех будет медсестра. Так положено..."

Алексей Белянчев
Зам.главного редактора «Родной газеты»

Памяти Анатолия Рахимбаева

В среду в Москве умер фоторепортер «Известий» Анатолий Рахимбаев. Толя умер в больнице, не перенес операции. В редакции все в шоке. Когда человек, который только что вернулся из командировки и собирался в следующую, вдруг уходит в мир иной, человеческая жизнь кажется несуразной и бессмысленной.

Еще все в шоке от того, что Толе было 48 лет. У него остались жена, трое детей и один внук.

Анатолий видел мир чистым и свежим, на его лице не было усталости, он улыбался по-детски, но в глазах был опыт и ум. Он был очень требователен к себе и умел прощать другим. Таким его помним не только мы.

До 2002 года Анатолий жил и работал в Узбекистане. Он, без преувеличения, был самым авторитетным фотографом в этой стране. Даже те, кто далек от фотоискусства, хоть раз в жизни видели его фотографии с пересохшего Аральского моря. Эта съемка сделала Анатолия Рахимбаева призером «Interfoto» и стала классикой фотоискусства не только в странах СНГ, но и в Европе. Именно глазами Анатолия Рахимбаева весь мир впервые увидел эту экологическую катастрофу.

Он любил Ташкент. На постоянное жительство в Россию перебрался лишь три года назад, хотя звали его сюда и раньше. Мы все помним, как он удивлялся, что в московском метро никто не уступает место старшим.

Толя любил рассказывать о том, что успел увидеть в этой жизни. До середины 80-х Анатолий работал геологом, объездил всю страну, но рассказывал не о камнях и не о почвах, а о людях, которые на этих камнях и на этой земле живут. Он умел найти общий язык с представителями всех народов, потому что общий язык у всех народов на самом деле один, и Анатолий владел им в совершенстве. На этом языке он умел разговаривать с реальностью, узнавать о ней то, что для других остается сокрыто, и выражал это знание в фотографии.

Нам кажется, что Анатолий умер рано.

Вечная память.

Известинцы

От коллег ташкентской редакции газеты «БВВ»

«Сегодня 9 дней, мы собрались помянуть Толика. Для всех, кто знал его, это трагическое известие стало настояшим шоком. Мы вспоминали, каким он был светлым человеком. Каждому было что сказать, потому что он в самом деле был необыкновенным. Мы любили его, восхищались, гордились, радовались его удачам, переживали, если что-то не так. Когда кто-то приносил свои фото в БВВ, Люба (Любовь Эберзенок — прим. Ю.Р.) часто говорила: нет, это не Рахимбаев — лучше Толика это никто не делал, Толик был эталоном профессионализма.

Так много ему было дано от бога, так многого он добился в этой жизни, какой он был трудяга, умница. Как любил, обожал, то, чем занимается. Сегодня много говорили, что люди, с которыми мы по жизни идем, как бы не случайны в нашей жизни. Одних забудешь тут же, другой — что есть, что нет, а есть такие, от которых свет идет и теплеет на душе, на мир начинаешь смотреть по-другому, сам лучше и добрее становишься. Это про Толика. Мы говорили сегодня о том, что нам повезло, потому что в нашей жизни был такой светлый человек. И он дал нам гораздо больше, чем мы ему.

Самая интересная работа в моей жизни — это наши „Экспедиии БВВ“. Какое удовольствие было с ним работать. Сегодня мы вспоминали, как ждали, когда Толик сделает фото, сдвигали в редакции столы, раскладывали фотографии и замирали от восхищения. Как он мог все это увидеть, найти, разглядеть. От его работ аж дыхание перехватывало, начинали на мир его глазами смотреть. Чебакова (Галина Чебакова — главный ред. „БВВ“ — прим. Ю.Р.) тоже назвала наши экспедиции — самой блистательной работой. Вспоминала, как Толик обижался, что фото давали мелко. Но ведь хотелось дать их как можно больше на полосе. Как много ему удалось в жизни. В самом деле будто жить торопился».

Ирина Гребенюк
7 апреля 2005 г.

Выдержки из писем

«То, что случилось, ужасно, и не поддается никакому объяснению. Толик был замечательным талантливым человеком, отмеченным Богом. И это ваше счастье, иметь такого отца».
Галина Фомаиди

«Мы с ним были почти не знакомы, но я помню его как очень обаятельного человека и одного из самых талантливых фотографов в Ташкенте. Жаль, что его не стало».
Оксана Задунайская

«Для меня это шок. То, с каким восхищением ты писала, говорила о нем, подсказывало мне, что таких людей в мире единицы. Я могу только догадываться, как много он для тебя значил».
Денис Талипов

«Хотя я и знал твоего отца немного, но в моей памяти он останется Человеком с большой буквы. Я рад, что был знаком с таким человеком, как твой отец».
Дмитрий Евсюков

«Он был жизнерадостным человеком и вас хотел бы видеть тоже такими. Сделай так, чтобы он гордился тобой. Всегда! Он всегда с тобой рядом! Просто прислушайся и попробуй понять, что он хотел бы тебе сказать или как бы хотел, чтобы ты поступила».
Антон Макаров

Репортаж Жанр
Лео Бокерия - ведущий кардиохирург России, академик РАМН, почетный член Американского колледжа хирургов. Лауреат Международной премии "Золотой Гиппократ".Лео Бокерия - ведущий кардиохирург России, академик РАМН, почетный член Американского колледжа хирургов. Лауреат Международной премии "Золотой Гиппократ".Минуты до начала операции. Последние распоряжения. Свет в операционном туннеле.Минуты до начала операции. Последние распоряжения. Свет в операционном туннеле.
Портрет Природа
Никита МихалковНикита МихалковФазиль ИскандерФазиль Искандер Карелия, 2000г. В Карелии, Белорусии, Германии и Узбекистане проходили съёмки фильма "Побег из Гулага". режиссёра Харди Мартинса, Толя был приглашён в качестве фотографа и пополнил свой архив интересными сюжетами.Карелия, 2000г. В Карелии, Белорусии, Германии и Узбекистане проходили съёмки фильма "Побег из Гулага". режиссёра Харди Мартинса, Толя был приглашён в качестве фотографа и пополнил свой архив интересными сюжетами.Карелия.Карелия.
Юмор Спорт
Этот кадр вошёл в каталог Бельгийского фотоконкурса "Knokke-Heist" как одна из лучших фотографий в категории «Юмор-фото». 1999 г.Этот кадр вошёл в каталог Бельгийского фотоконкурса "Knokke-Heist" как одна из лучших фотографий в категории «Юмор-фото». 1999 г. Трюковое шоу «Лучшие каскадеры мира» в рамках закрытия VI Московского международного фестиваля трюкового искусства и кино «Прометей», 2003 г.Трюковое шоу «Лучшие каскадеры мира» в рамках закрытия VI Московского международного фестиваля трюкового искусства и кино «Прометей», 2003 г.Трюковое шоу «Лучшие каскадеры мира» в рамках закрытия VI Московского международного фестиваля трюкового искусства и кино «Прометей», 2003 г.Трюковое шоу «Лучшие каскадеры мира» в рамках закрытия VI Московского международного фестиваля трюкового искусства и кино «Прометей», 2003 г.
Панорама Работы Наримана Рахимбаева
Казахстан. МечетьКазахстан. МечетьВ БухареВ Бухаре Средняя Азия, г.Бухара, 1953 г. Масло, картон, 24х34 см.Средняя Азия, г.Бухара, 1953 г. Масло, картон, 24х34 см.Средняя Азия, г. Самарканд, Гур-Эмир, 1953 г. Масло, картон, 26х34 смСредняя Азия, г. Самарканд, Гур-Эмир, 1953 г. Масло, картон, 26х34 см
 
© 2018 Анатолий Рахимбаев. Все права защищены. Использование полностью или частично без письменного разрешения строго запрещено.
Создание сайтастудия iMake